Что будет дальше с маркой одежды и журналом Code Red?

На прошлой неделе, наверное, самый стабильный проект, выросший из субкультурной среды — марка и журнал Code Red, — пережил потрясение. Из-за загадочного внутреннего конфликта из проекта вышел Дмитрий Аске, редактор издания, автор многих графических работ и художник, написав при этом гигантский манифест и оставив за собой право управлять сайтом и страницами в социальных сетях. Оставшаяся команда, занимавшаяся маркой одежды, следом за Аске опубликовала ответ , и на этом вроде бы конфликт закончился, оставив аудиторию без конкретных разъяснений — чего же ждать в будущем. Мы решили задаться именно этим вопросом и обратились к Аске и команде марки за ответами.

Команда марки одежды Code Red

История началась так. На собрании Дима Аске сказал, что у нас всё плохо. И виновником всего этого «плохо» назвал одного из учредителей Code Red Александра Селиванова. Показав список недочётов, в начале беседы Дима предложил полностью вывести из проекта Александра. Список недочётов мы сразу разобрали по пунктам всем коллективом, выяснив и приняв решение о том, что большинство пунктов вовсе не являются страшными недочётами. По сути, это просто рабочий процесс, во время которого, безусловно, возникают какие-то трудности, но они либо уже исправлены, либо восприняты Димой слишком серьёзно, либо находятся в процессе решения. На собрании ещё раз было предложено разобрать всю суть конфликта и решить его. На что Дмитрий ответил, что раз коллектив не хочет удалять Селиванова, то он сам уходит. При этом он сразу потребовал выплаты — какой конкретно, он не уточнил — и потребовал написать отказ от использования логотипа брендом.

И в результате за неделю до собрания Дима устроил саботаж путём снятия доступа к основной группе Code Red во «ВКонтакте», группе Code Red Store, игнорированию срочных рабочих задач. После этого состоялось собрание. Мы до сих пор не можем понять мотивацию Дмитрия, кто или что заставило его поступить подобным образом. Ведь всегда есть вероятность выхода одного из участников проекта. Вариантов разойтись цивилизованно с сохранением общих интересов была масса. Но Дмитрий поступил именно так, как считал нужным.

Самое интересное, что у бренда всё отлично. Интерес огромен, релизы постоянно выходят, процесс плавно переключён на длительное планирование по производству. Мы активно сотрудничаем с огромным количеством различных райтеров, музыкантов и иных достойных субкультурных деятелей. Глобальных системных ошибок по производству и всему, что касается одежды, нет. Более подробно можно узнать о сути конфликта по двум ссылкам: одна — это статья Александра Селиванова у него на странице , другая — на странице новой группы Code Red Store .

Стилистически мы будем сохранять концепцию простого и минималистичного дизайна. При этом, безусловно, будем всячески поддерживать отечественную граффити-сцену, достойных музыкантов и иных деятелей многочисленных актуальных субкультур. Мы постараемся также развить новый блог и регулярно помещать в него интересные материалы. Стоят задачи и по организации офлайн-мероприятий, и по созданию действительно живого комьюнити.

В этом юбилейном, десятом году существования Code Red грядёт много совместных релизов с отечественными брендами и сообществами. Средиближайших: On the Roofs, коллектив«Грот», Fixed Gear Moscow, Ingria. Относительно стилистики релизов и направлений развития оной: будет изрядная доля технологичности и увеличение применения функциональных тканей и материалов. Нам необходим новый уровень, и мы готовы двигаться в эту сторону. Безусловно, будет появляться и много иных интересных решений относительно кроя и его функциональности. При этом мы сохраняем наши классические вещи и хотим выпустить небольшую экспериментальную линейку вещей. Будут и интересные релизы с отголоском ретровидения. В такой ситуации мы должны сделать ещё круче и актуальнее, чем было раньше, и мы в процессе.

Помимо сохранения и развития нашей первоначальной направленности мы будем вменяемо и здраво двигаться вширь. Собственно, это уже давно происходит. И, кстати, Дима ранее был главным инициатором удаления Code Red от граффити. Сейчас после прочтения его обвинительных статей и реплик о том, что граффити-дух из проекта ушёл вместе с ним, у нас возникают улыбки на лице.

Как и раньше, общие задачи мы решаем коллегиально либо обсуждаем чью-то первоначальную идею. В этом Дима практически не принимал участия. Даже идеи значительного количества принтов принадлежат вовсе не ему.

Дмитрий Аске, художник и редактор журнала Code Red

Мы будем поддерживать онлайн-издание и все наши страницы в социальных сетях как некоммерческий проект. Вероятно, частота обновлений снизится, но мы решили, что нельзя закрывать издание с огромным багажом уникальных материалов и со своей достаточно большой аудиторией.

Своё желание помогать на безвозмездной основе выразили все три члена редакции. Кроме меня, это редактор и автор статей, редактор новостей и программист. Также свою помощь предложили ещё несколько человек. Я был очень приятно удивлён тому, как много людей мне написало и пожелало успехов в дальнейших начинаниях. Хочу в свою очередь выразить благодарность всем тем, кто читает и поддерживает наше издание. Планы есть, но пока ничего точно сказать не могу. Мы сейчас думаем, как и куда двигаться дальше.

Люди продолжают посещать наш сайт, и их количество не уменьшается. Вообще, я бы не стал называть наш проект изданием о граффити. Мы по мере возможностей стараемся также рассказывать о стрит-арте, дизайне, искусстве и уличной культуре, показывать, как эти сферы связаны между собой и как они взаимодействуют.

Работая над изданием, я во многом отталкивался от собственного опыта. Я начал рисовать граффити в 2000 году, но через какое-то время понял, что само по себе это достаточно замкнутое явление и намного интереснее искать вдохновение за его пределами. При этом для молодых людей граффити может стать отличным способом раскрыть свой творческий потенциал. Именно этому мы бы и хотели способствовать.

Интерес молодёжи к граффити точно не угасает. Это движение уже больше 40 лет воспроизводит само себя. Граффити всегда привлекало подростков, ведь оно запрещено, оно даёт чувство принадлежности к какому-то общему делу и возможность общения с новыми людьми, не говоря уже о романтике и адреналине.

До недавнего падения рубля шло постоянное количественное развитие. Например, Россия была самым большим рынком сбыта аэрозольной краски для граффити как минимум в Европе. У нас есть три отечественные марки граффити-краски. Всё это говорит о том, что рисуют на стенах и поездах у нас действительно много. Из-за кризиса, конечно, темпы развития уменьшатся. Что касается качества, то талантливых райтеров по-прежнему не так много, как хотелось бы. Тем не менее они с определённой периодичностью заявляют о себе в информационном пространстве. А российских художников с граффити-корнями медленно, но верно замечает всё больше людей за границей: их всё чаще приглашают участвовать в различных фестивалях и выставках.

Всё то, что можно назвать уличной культурой, уже давно плотно связано с бизнесом: продажей краски, одежды и так далее. И пока у людей будет сохраняться интерес, различные компании будут этот интерес стимулировать и способствовать дальнейшему развитию так называемых субкультур.

С вещами всё будет нормально. Такой локомотив так просто не остановить. После кризиса и повышения цен на одежду иностранных марок продажи увеличились. Насчёт идеологического разрыва сейчас рано что-то говорить. Время расставит всё на свои места. Но я не собираюсь сотрудничать с командой марки ни при каких обстоятельствах.

Творческих же планов у меня много. Например, 2 апреля в Москве и в Сан-Франциско открываются выставки, на которых будут представлены мои работы. На осень запланирована ещё одна групповая выставка с моим другом Алексеем Лукой и двумя иностранными гостями — она пройдёт в галерее RuArts при поддержке объединения «Артмоссфера». Кроме того, я планирую возобновить работу над коммерческими проектами.

Читать полностью на furfur.me

Поделиться: